На месте другого

Посвящается одному полярному лису, который верил в меня, в то, что я проживу достаточно для того, чтобы этот рассказ когда-нибудь увидели люди и подобные нам. Лису, который хотел, чтобы этот рассказ когда-нибудь был опубликован. Лису, который не бросил меня во время смертельной опасности и сделал все возможное, чтобы мне помочь. Лису, который был моим другом и которого я предал... Меня нельзя простить, лис, но я все же выполнил это твое желание... "Да страшатся и да трепещут вас все звери земные, и все птицы небесныя, все, что движется на земле, и все рыбы морския; в ваши руки отданы они". Библия, Ветхий Завет, Книга Бытия, гл. 9.2. "Все дрожат перед наказанием, все боятся смерти - поставьте себя на место другого... Кто, ища счастья для себя, налагает наказание на существа, желающие счастья, тот после смерти не получит счастья". Будда Гаутама, "Дхаммапада". "Люди, начав мир безумия с крови животных, заканчивают его своей кровью". Надпись на ларьке в захолустном российском городке, 1993 г. * * * Человеческая наука уже давно и окончательно доказала, что в этом мире ничему чудесному и сверхъестественному места нет и быть не может. Также категорично утверждается, что Человек Разумный является Венцом Творения во Вселенной. Выше него, само собой, никого быть не может, а значит - он хозяин и повелитель всего сущего. Естественно, другие мыслящие существа и формы - не более чем бред фантастов-идиотов. Мало того, человек в своей гордыне полагает, что все остальные живые существа - безмозглые твари, которые только для того и предназначены, чтобы их можно было раздавить подошвой ботинка, кинуться камнем, использовать как мишени для стрельбы или сделать из них шубу или чучело. А можно посадить за решетку в зоопарке, а еще лучше - сделать посмешищем в цирке и со злорадным любопытством смотреть на них, сознавая свое превосходство. Ну а отношение человека к себе подобным - сравнивать просто не с чем. Зато названия различных животных давным-давно используются людьми в качестве ругательств. Одно слово - Царь Природы! Однако, постарайтесь сдержать свой гнев, добропорядочные граждане, не надо рвать книгу или отправлять ее сразу в мусоропровод - хотя бы прочитайте сначала, а выбросить всегда успеете, скорее всего, вы так и поступите. Или же... Ладно, давайте предположим, что чудесное все же существует, что человек - совсем не высшее существо, а "самое опасное животное" (достоин ли он звания животного вообще?), что животные умеют немного думать (ну, мы же предполагаем...), умеют радоваться и огорчаться, любить и ненавидеть, в конце концов, тоже хотят жить. Дочитали до этого места? И книгу не выбросили? Бывает же... * * * ...Стоило мне забраться на нижний ярус визгливо скрипящей железной армейской кровати, как через несколько мгновений багрово-черная колеблющаяся завеса перед глазами исчезла, уступив место бесконечной и пустой темноте. После этого там, где только что ничего не было, возникло золотистое неясное сияние, сначала маленькое и слабое, но постепенно разрастающееся и разгорающееся. Постепенно оно стало принимать вполне определенные очертания, пока я ясно не увидел перед собой странного зверя. Очертаниями тела он более всего походил на тигра, но почему-то в нем присутствовали черты и других представителей обширного кошачьего семейства, причем и такие, каких, наверное, нет ни у кого на этой планете. Вдобавок от него исходила ясно ощутимая сверхъестественная сила. На его морде отчетливо выделялся широкий плоский нос и пронзительные, горящие ярко-рубиновым огнем глаза. Шерсть была недлинной, золотистого цвета с черными пятнами. Вокруг него переливалось золотое сияние, создавая причудливый ореол. Зверь лежал в черной пустоте, слегка изогнув гибкое тело, повернув голову в мою сторону и глядя мне прямо в глаза. Взгляд его был исполнен мудрости, обретенной, как мне показалось, за годы (а может века, тысячи, миллионы лет?), превышающие всю историю человечества, да что человечества - самой планеты. - Глюк, - вполне определенно подумал я. - Сам ты глюк, - спокойные слова ясно прозвучали у меня в голове. Я открыл глаза. В полутьме хорошо различалась проволочная сетка, окрашенная серой краской, кое-где уже облупившейся за многие годы - в этих местах сетка начинала ржаветь. Из-за сетки проглядывал рваный матрас, прогнувшийся под весом соседа по комнате, который спал на верхнем ярусе и еле слышно похрапывал. По сетке, размахивая усами, бежал таракан. Покрутился несколько секунд на одном месте и отправился дальше по своим тараканьим делам. За окном протяжно провыл тепловоз. Из коридора доносились пьяные вопли и женский визг, где-то надрывалась гитара. Реальность окружающего мира не вызывала сомнений. "Все, дожил, мерещится всякая чертовщина. Видать, крыша потихоньку едет", - пронеслось в ошарашенном мозгу. Я снова закрыл глаза. Зверь и не думал никуда исчезать, и смотрел, как мне показалось, слегка насмешливо и снисходительно. Видимо, делать было нечего, от меня требовалось продолжать этот сумасшедший разговор. - Кто ты? - Я? Ты не знаешь? Да и, впрочем, откуда тебе знать... Я - Первый среди Кошек. Подумав, что удивляться уже ничему не стоит и, пожалуй, можно принять все, как есть, я спросил: - Ну и что тебе от меня нужно? - Я пришел показать тебе сказку. Разговор происходил мысленно, но тем не менее вполне отчетливо. Да, хорошо, что я не атеист и не материалист, а не то сидеть бы мне неминуемо завтра на приеме у психиатра. - А сказка про что? - Увидишь. - Зачем она мне? - Узнаешь. А вообще-то, чтобы ты вспомнил, кто ты, вспомнил свое место в этом мире. А то ты только и можешь, что выть по полнолуниям и свою Судьбу проклинать, - после этих слов я почувствовал себя несколько неудобно, - Жизнь твоя после этого, само собой тоже изменится. Но все будет зависеть только от тебя. Странно, но мне больше ничего не хотелось узнать. Даже то, что очень даже неизвестно, чем все это могло закончиться. Психушкой, например. А если и нет, то кто знает, что может сделать со мной этот пришелец ниоткуда? Остались лишь легкое чувство удивления и любопытство. Что ж, со мной и раньше приключались невероятные истории, удалось же мне из них выбраться! Значит, остается одно - вперед! - Смотри, - произнес Первый среди Кошек, и после этого тьма мгновенно набросилась на меня, чтобы также через мгновение внезапно исчезнуть перед натиском ослепительного солнечного света... * * * ...Казалось, джунглям не будет конца. Зеленый океан затопил землю окончательно и бесповоротно. Для нас уже ничего не существовало, кроме буйства растительности и вздымающихся на западе гигантских гор, до ближайших отрогов которых оставалось уже не более двадцати километров. Дорога явно шла в гору, и уже тут и там попадались выходы гранита, которые приходилось обходить. Рука с мачете автоматически поднималась и опускалась. Острое лезвие перерубало лианы, молодые побеги и еще черт знает что, попадавшееся ему на пути. Ударить, шагнуть. Ударить, шагнуть. Я с безнадежным упорством робота продвигался вперед. Следом молча шагал мой спутник. С момента крушения прошло уже три недели. Тогда, три недели назад, забираясь в вертолет, я и не мог предположить, что все закончится так трагически. Ну, наш пилот, конечно, начал спиваться, летать ему оставалось явно немного, но все думали, что он еще продержится, тем более, что он соглашался на мизерную плату. Да, вот классический пример о вреде жадности и пьянства. Экспедиции, проводившей раскопки в джунглях, окружавших предгорья Анд, требовался специалист по компьютерам, вдобавок к уже имеющемуся. Коротая время за бутылкой текилы в баре одного из знойных южноамериканских городов, куда меня закинула насмешливая судьба, я жаловался самому себе на свое жуткое невезение. Все попытки найти хорошую работу успехом не увенчались, и проблема найти денег на билет из этого адского пекла вставала очень остро. Узнав о наборе в экспедицию от веселой компании таких же безработных, я раздумывал очень недолго. Риск, конечно велик, но другой такой возможности мне бы уже не представилось. Выбора особо не было, и я, понятное дело, согласился с условиями контракта. По крайней мере, платили достаточно хорошо, и на билет мне бы точно хватило. Надо думать, они раскопали что-то стоящее, и этого стоящего было немало. Персонала явно не хватало, поэтому и понадобилось набивать вертолет до отказа рабочими, археологами и какими-то еще учеными. Среди запасов продовольствия имелся ящик рома, поэтому уже через два часа после начала полета половина пассажиров валялась мертвецки пьяными. Я не был исключением и заснул, прислонившись спиной к люку. Это-то, видать, меня и спасло. Прежде чем вертолет ударился о землю и перевернулся, меня через люк, открывшийся при ударе о дерево, вышвырнуло вон. Пилот ухитрился выбраться после падения сам, как оказалось, вполне удачно. Наверное, в полете тоже прикладывался к напитку первопроходцев. То-то же он молчит и при попытке заговорить с ним отводит глаза в сторону. Летун чертов. Из обломков, не тронутых пламенем, удалось выудить немного продовольствия и воды, средство против москитов и пять бутылок рома (и как только уцелели - не иначе ирония судьбы). Карта погибла вместе со штурманом. Хорошо хоть, что удалось найти в джунглях недалеко от обломков винтовку, в обнимку с которой я спал по ночам. Странно, что такое везение меня тогда не насторожило. Уж слишком все как-то неестественно сложилось. Ждать, пока нас спасут, было делом бессмысленным. Что такое двое людей в этом зеленом океане? Искать, конечно, будут, но найдут ли? А если найдут, то когда? Когда мы будем дочиста обглоданными скелетами? Я решил пробираться к горам, а оттуда - на юг. Летчик не возражал. По нашим расчетам, до ближайших населенных мест мы должны были добраться месяца через два. Если повезет. Теперь, через три недели, жизнь среди цивилизации, казалось, навсегда ушла в прошлое. Мы обросли, одежда превратилась в лохмотья. Ром кончился, а добывать еду, как оказалось, очень нелегко. В магазине винтовки остался один патрон. Шансы на выживание таяли с каждым днем. Я споткнулся об очередного каменного идола и выругался. Такие идолы попадались нам уже не впервые. Какие-то квадратные, со свирепыми мордами, покрытые загадочными письменами, они оставляли тягостное впечатление. Кроме них попадались также и каменные шары, глубоко ушедшие в землю. Один раз мы наткнулись даже на развалины древнего города, скрытые под покровом джунглей. Памятуя о печальной судьбе многих охотников за сокровищами, исследовать руины мы не решились. И без этого задача сохранения собственной шкуры являлась более чем проблематичной. - Зря ругаешься, - послышалось за моей спиной. Ага, заговорил опять все-таки. - Почему? - Знаешь, кто здесь жил давным-давно? - Ну, инки, наверное. - О, как я соскучился по человеческой речи! Я был готов сейчас болтать с кем угодно, о чем угодно и сколько угодно. - А до них? - "Поклоняющиеся звездам"? - Да нет, шесть-семь тысяч лет тому назад. - Ну и вопрос! Кто же это знает! - Легенды говорят, что здесь жило племя, которое произошло от пришельцев со звезд. Это племя имело высокий уровень цивилизации, огромные научные знания и странную культуру. Постепенно знания забывались, и цивилизация погибла. Остатки народа начали все заново, но они обратились не к науке, а к магии, в которой очень многого достигли. Но время победило и их. Говорят, что потомки этих древних волшебников и до сих пор живут, затерянные в джунглях. - А если это только болтовня пьяных индейцев? - Может и так. Только эти районы очень мало исследованы. Нашла же экспедиция здесь затерянный город, да мы и сами один видели. Не знаю, кто здесь живет, всякое может быть. Так что вслух ругаться не стоит. Перспектива встретиться с неизвестным племенем меня совсем не радовала. Только этого еще не хватало. Пожалуй, есть смысл последовать совету горе-пилота. Чтобы отогнать тревожные мысли, я пошутил: - Ну, а я, было, подумал, ты испугался, что идол обидится. - Может и обидится. Люди ушли, а магия могла и остаться. Здесь всего можно ожидать. В этом он тоже, наверное, был прав. Через три недели шатания по джунглям поневоле станешь суеверным. Может, мрачная, гнетущая атмосфера вовсе и не плод нашего воображения? К счастью, джунгли начали редеть, и продвигаться вперед стало гораздо легче. Сквозь просветы в зеленом занавесе уже виднелась большая прогалина. Собрав силы, мы устремились вперед. Чистое место обещало желанный отдых от первобытного леса. Но только обещало. На опушке мы, словно по команде, бросились на землю. На поляне находилось не более и не менее как туземное поселение. Придвинувшись вплотную к пилоту, я зашептал ему в ухо: - Вот, накаркал. А если это людоеды? Или приносят своим богам кровавые жертвы? Или убьют просто как чужаков? - Все может быть, - также шепотом ответил тот. - Надо подобраться поближе. Видишь - никого нет, они же все куда-то ушли. - Может они спрятались и ждут, когда обед сам к ним придет? - Ерунда, если бы они хотели на нас напасть, встретили бы еще задолго до деревни. Подберемся к хижине с краю, вон там, справа. Все равно, если захотят, они нас в два счета найдут. Действительно, в деревне никого не было. Упустить возможность разведать все до того, как нас соберутся съесть, было бы глупо. Возможно, мы придумаем, как нам спастись. Вполголоса переговариваясь, мы ползком двинулись в сторону хижины, одиноко стоящей на отшибе. Наверное, вождя, хотя скорее всего, колдуна. На меня нашел приступ черного юмора: - Давай сначала к кострищу в центре деревни. Если там человеческие кости и мясо - это людоеды. Заодно взглянем на их истукана и алтарь. И все будет понятно. Любитель смертельных трюков на бреющем полете меня явно не понял. Ответил он совершенно серьезно: - Хорошо, идем. В любом случае, мы оставили столько следов, что рано или поздно они нас найдут. Помирать все равно когда-нибудь пришлось бы. Обидно только, что так глупо, - с тоской в голосе прибавил мой товарищ по несчастью. Он поднялся во весь рост и зашагал к центру поселения. Я последовал его примеру. То, что открылось в центре плотно утоптанной площадки за двумя кругами хижин, было похоже на галлюцинацию. Перед костром стоял вовсе не покрытый резьбой столб и не изваяние уродливого божества. Это была колонна причудливой формы из неизвестного материала голубого и изумрудного цветов, которые переливались, стоило только изменить угол зрения. Любопытство буквально швырнуло нас к колонне. Она имела около пяти метров в высоту и около метра в диаметре. Неизвестный материал оказался металлом, причем достаточно прочным, поскольку высококачественная сталь мачете из аварийного комплекта не оставила на нем даже царапины. Форма ее показалась странной оттого, что она состояла из металлических стволов деревьев, лиан, цветов, скульптур животных, птиц и насекомых, выполненных с поразительным мастерством. Некоторые из изображений были знакомы, другие - нет, а третьи вообще были совершенно фантастичны. - Я же говорил, - голос камикадзе-любителя прервал мое созерцание. Наверное, я до сих пор на него злился. Но если бы не он - не быть и нашему приключению, и никогда бы нам не видеть этой колонны. - Что ты говорил? - Их предки были со звезд. Они и оставили этот гимн Природе в металле. Наверное, они жили в мире со своей планетой, и хотели того же и здесь. Но людей слишком прельстило могущество техники, - слова лились торопливым потоком. - И сам видишь, к чему в итоге пришли люди. И вообще, какое-то колдовство в воздухе чувствуется. Только как оно связано с Природой и этой колонной - я не знаю. - Значит, нас не съедят, а может с этими дикарями можно и договориться. Знаешь, пойдем-ка в хижину колдуна, может это что-нибудь прояснит. Наверняка он у них самый умный. - У меня тоже бывают неплохие идеи. Иногда. В жилище колдуна, как и ожидалось, все было забито пучками трав и сосудами из тыквы с порошками и зельями. Пропойца, конечно бросился нюхать все тыквенные бутыли в надежде найти какую-нибудь фруктовую брагу. Интересно, как он раньше не гробанулся? Или вообще в этом мире мало случайного? Мое внимание привлекли куски коры с изображенными на них рисунками. Порядок расположения рисунков сразу же напомнил мне комиксы. Меня внезапно осенило. - Слушай, у них же зачатки письменности, Не такие уж они и дикари. Иди сюда, посмотри сам. - Я уставился на изображения. Люди, звери... Что за черт? Нечто среднее? Я не успел додумать мысль, как пилот отозвался: - Иди сам сюда лучше. - Тот, кто искал, явно нашел. Он стоял у полки возле входной двери, держа в руках бутыль. - Пахнет спиртным. Думаю, что не отравимся, если попробуем. Хозяин, наверное, не обидится, если мы чуть-чуть отхлебнем. И почему я согласился? С чего вдруг собрался пить какую-то гадость? Но право на дегустацию я благоразумно предоставил своему спутнику. Если бы мы только знали, что будет дальше! Да и разве до этого страсть к выпивке к чему-нибудь хорошему приводило? Пример - наше присутствие здесь. Стоило ли еще раз испытывать судьбу? А может, это и была Судьба? Что еще можно ожидать от двоих любителей выпить, одуревших от трехнедельного шатания по сельве и в конце концов добитых только что увиденным? Конечно, они дорвались до какого-то спиртосодержащего зелья, и они его выхлебают, можете не сомневаться. Нет вы как хотите, а вот я думаю, что это точно судьба, а иначе зачем все это с нами случилось? Так что, если бы мы и могли заглянуть в будущее, пили бы все равно, да еще и не раздумывая. Ведь любопытство и страсть к непознанному преодолеть ой как нелегко - знаешь, что лезешь в мышеловку, в которой пусто, а все равно интересно знать, что это за штуковина такая хитрая. А что, есть другой способ познать мир? И вообще, сдается мне, что почти все открытия в мире совершаются именно из-за любопытства. Ладно, вот прочтете все до конца, тогда и поразмыслите, стоило нам пить или нет... Итак, отважный алконавт приложился к посудине, запрокинул голову и, зажмурившись, выпил глоток. И не умер. Надо же. Открыл один глаз, потом второй и сказал: - А это зелье от болотной лихорадки или от злых духов очень даже ничего. - Давай, давай сюда, и я попробую, помрем, так вместе. - Он передал мне бутыль, и я отхлебнул. На вкус это было как и на запах - крепости браги (откуда у дикарей самогонный аппарат?), вкуса трав плодов, цветов и еще черт знает чего. Приятное, короче. Вот тут то все и началось! Не успел я отнять бутыль от губ, как дверь в хижину распахнулась, в нее влетел дикарь и вырвал бутылку у меня из рук. Мы оторопели. Индеец заорал тоном сержанта на новобранцев: - Быстро прочистите желудки! - и вытолкал нас наружу. "Отрава" - взвыл мой внутренний голос. Даже если это и не яд, а какой-нибудь наркотик, которым, как я слышал, шаманы одурманивают соплеменников во время своих обрядов, мы вполне могли протянуть ноги от слишком большой дозы. Мы с летчиком моментально засунули по два пальца в перекошенные от страха рты и попытались заставить яд снова вернуться наружу. Но голодные желудки не желали расставаться с добычей. Не раздумывая, колдун (он, собственной персоной, кто же еще?) с размаху треснул меня по спине. Я крякнул, и на землю упало несколько капель. Вскоре то же самое произошло с моим компаньоном. Шаман моментально сообразил, что большего от нас не добиться, бросился в хижину и вернулся с разлохмаченной на конце палочкой и пригоршней белого порошка. - Толченый мел, - пояснил он, - Чистите зубы, быстрее! Первобытная зубная щетка оказалась ближе ко мне. Естественно, первым зубы чистил я. Колдун сбегал за водой. Прополоскав рот, я поинтересовался: - А в чем дело-то? - В чем? - взбесился индеец и потащил меня к ближайшей луже. Я всмотрелся в поверхность воды. Там отражался я, плохо, конечно, жуткий на вид после трехнедельного перехода и с испуганным лицом, но все-таки я. - Рот открой! Я присел на корточки и открыл рот. Боже мой, а я то думал, что у меня вид испуганный! Вот теперь на моем лице отражался такой ужас, словно я увидел демона из Преисподней. Впрочем, чем-то был похож. Вместо привычных рядов человеческих зубов я увидел: клыки! Небольшие, но ясно различимые. И они росли прямо на глазах! Я осторожно потрогал их языком. Они были настоящими! Кошмар оказался реальностью... Я посмотрел направо. Возле меня сидел пилот и тоже смотрел в лужу. Судя по его виду, он увидел не одного демона, а всю Армию Тьмы разом. - Много вы выпили? - резко спросил индеец. - Да только по глотку, мы только попробовать, - оправдывался пилот. Наверное... Если бы не прибежал колдун, мы бы все выпили, уж я-то знаю... - Идите в дом! У нас мало времени, да шевелитесь же! - снова закричал колдун. (И это он называет домом! Хотя для него это, конечно, дом.) Перепуганные и потерявшие способность соображать, мы последовали за индейцем. Тот, войдя, расположился на полу, поскольку больше было негде. Кроме шнурка с амулетом на шее, на нем ничего больше не было. "А ты хотел его увидеть во фраке и в цилиндре?" - ехидно заметил внутренний голос". Я мысленно, в крепких выражениях, посоветовал ему отложить свой юмор до лучших времен. Мы последовали примеру колдуна и сели напротив него на земляной пол. Теперь пришло время вопросов и ответов. - что все это значит? Почему у нас мало времени? Нас еще можно успеть спасти? - опередил меня Великий Дегустатор Ядов и Знаток Спиртных Напитков. - Времени - по вашему два часа. Умрете-то вы вряд ли, по крайней мере в ближайшее время. А хотите узнать в чем дело - слушайте и не перебивайте. Меня уже не удивило, что колдун говорил на своем "птичьем" языке, а понимал я его отчетливо. После клыков в моем рту (О, я их по прежнему трогал языком - они настоящие!), телепатия воспринималась как само собой разумеещееся. Оставалось устроиться поудобнее, а я и в таких условиях могу думать еще и о комфорте, и слушать странный рассказ странного итндейца из странного племени. - Слушайте и запоминайте, белые пришельцы. Я не буду вас спрашивать о том, откуда вы. Мы знаем о вашем народе, и о том, как вы живете. Но вы не знаете о нас, потому что мы не хотим, чтобы вы о нас знали. Сейчас вы поймете, почему. Очень давно, много тринадцатых лун тому назад, на эту землю спустились люди. Ну, не совсем люди. Другие. Не такие, как мы, но очень похожие. Звездные люди породнились с земными племенами, жившими здесь. И часть их осталась. Они учили людей. Строили города и дороги. Потом это делали их потомки. Ваши и наши легенды говорят правду. Вы знаете сами, что было дальше. Прошло много времени, и люди осмелились противопоставить себя природе. Цивилизация рухнула. Планета с помощью землетрясений, наводнений, извержений вулканов и болезней стряхнула с себя тех, кто осмелился поднять на нее руку. К тому же сами люди, с помощью оружия огромной силы бросились истреблять друг друга. Остались немногие, кто старался не дать потухнуть углям былого знания. Это было здесь, в Мексике, Египте, Индии, Китае и в других местах. Но постепенно угли покрыл пепел новой человеческой культуры. И все началось заново. - Но ведь сейчас то же самое! - вмешался пилот. - Почему же Земля не убивает? - Разве? Разве нет стихийных бедствий с огромными человеческими жертвами? Разве нет болезней? Один ваш СПИД чего стоит! Разве вы не отравляете сами ваши же тела и это не отражается на ваших детях? Разве вы не вырубаете леса, забыв о том, что вам необходимо чем-то дышать? Разве вы не убиваете друг друга еще более страшным оружием? Разве не может планета в любую минуту превратиться в отравленную пустыню? Беда в том, что что вы можете уничтожить не только людей. Но и почти (если не всех) животных и растения. Могут остаться одни амебы (и то, если повезет). И Природе опять придется создавать существа с сильным интеллектом заново, но это займет очень много времени. Я не прав? - Все правильно, только при чем здесь проблемы экологии? - Всему свое время. Я продолжу. Племя, жившее здесь, решило не повторять ошибок. Эти люди обратились к магии, а не к технике. Они попытались добиться гармонии с природой, и это им удалось. Но время всегда выходит победителем. Поэтому мы - последние. И не хотим, чтобы ваша цивилизация погубила наш народ. Пилот со своими легендами оказался прав. И эти легенды оживали у нас на глазах. Ощущение ужаса и восторга одновременно. - А кто поставил колонну? - надо же было мне и это узнать. - Те, кто пришел со звезд. - Пилот и в этом оказался прав. - Никто не знает, зачем это было нужно тогда, но сейчас это - наше спасение. Она делает нас невидимыми сверху. Вы не можете увидеть нас со своих железных штуковин. Но Боги привели вас сюда. Я могу видеть будущее, и знаю, что люди не узнают от нас о вашем племени. Волосы у меня на голове начали вставать дыбом. Колдун поспешил пояснить: - Просто после всего, что с вами произойдет, вы сами не захотите ничего рассказывать. Я знаю. - А что произойдет? - Я не знаю, кто первый нашел этот способ научить человека ценить жизнь вокруг него. Память о нем до нас не дошла. Но сам способ остался. Дело в том, что только тогда, когда человек почувствует себя одним из животных еще в этой жизни, он все поймет. Каждый из нашего племени в свое время прошел через это. Поэтому у нас нет проблем в отношениях с Природой. А для превращения служит та жидкость, которую вы так неосторожно попробовали. Но я вас не виню. Что толку? Вы такие, какие есть. Можно только лишь попытаться вас изменить, что вы сами с собой и сделали. Боги неплохо подшутили над вами. Сегодня у нас церемония Превращения. Она проводится раз в год для тех, кто уже готов временно стать одним из животных. Поэтому-то нас и не было в деревне. Как только я узнал о том, что случится, сразу бросился сюда. И вот теперь вы все знаете. - И кем же мы станем? - опять мое любопытство. - Ты - скорее всего ягуаром или кугуаром. А теперь ты открой рот, - обратился он к моему товарищу. Тот повиновался. Да, у него дела явно были хуже. А может, и лучше. Зубы слились в две сплошные полосы, и эти полосы явно отклонялись наружу. - Быть тебе птицей. Большой птицей. "Ну что ж, вполне логично - подумал я. - Надеюсь, что теперь-то он точно не гробанется." Слава богам, чувство юмора меня еще не совсем покинуло. - Я заставил вас вычистить зубы, - продолжил колдун, - видя, что вычистить желудки уже не удастся, поздно уже было. Просто процесс начинается с зубов, и я хотел его замедлить. Превращение идет медленно (я могу примерно прикинуть время), но сам окончательный переход из человека в животное занимает минут пять. А теперь мы должны идти к месту церемонии, как велит обычай. Я все объясню вам по дороге. Только разденьтесь и оставьте ваши вещи здесь. Когда вернетесь, они вам пригодятся. Мы быстро скинули свое снаряжение, оружие и одежду на пол, кое-где устланный циновками. - Идемте. - Индеец поднялся и вышел из хижины. Мы с пилотом ошалело переглянулись и двинулись вслед за шаманом. Надо же, столько сразу на наши несчастные (или счастливые?) головы! Впрочем, нас ожидало удивительнейшее приключение, и все это его стоило! По крайней мере, я ни о чем не жалел. Да и пилот вряд ли не восторгался мыслью о том, что сможет летать не за штурвалом железного гроба, а сам по себе, на своих собственных крыльях. Да я и сам бы с удовольствием узнал бы, как это - летать. Сколько раз, глядя в огромное весеннее небо, я хотел подняться туда, и смотреть на леса, поля, реки и копошащихся внизу мелочных и суетливых людей. И я смутно ощущал, что где-то, в другой жизни я буду летать. Не знаю, как это получиться, но все равно буду! А может, так проявляло себя извечное стремление к свободе, желание, которое жило во мне столько, сколько я себя помнил. Но Свобода всегда оставалась недостижимой мечтой. Она была подобна радуге - сколько к ней ни иди - она всегда останется далеко впереди. Я просто завидовал будущей птице. Однако. И у меня были свои преимущества. Наверное, и он мне в чем-то завидовал. Но каждый человек, как я понял, может превратится только в то животное, которому соответствует. Надеюсь, потом мы обменяемся впечатлениями. Тем временем мы прошли через деревню и направились по плотно утоптанной тропинке в сторону гор.


Страница:
[ - 1 - ] [ - 2 - ] [ - 3 - ] [ - 4 - ]

Автор: Moonwanderer

Оптимизировано под IE 5.0, Opera 7.0. разрешение экрана 1024*768. Вся предоставленная информация является частной собственностью их владельцев,
при использовании где либо, ссылка на автора обязательна.